ВИРТУАЛЬНАЯ РЕТРО ФОНОТЕКА                                                                                                         Музей Истории Советской Массовой песни

Главная        Концепция        Тематические Песенные Разделы        Персональные Песенные Разделы        Певцы
Читальный зал           Запасная Столица          Советская архитектура    
   Коллекция        Новости культуры        РеМастер        Выставка
Ссылки             
Правила Поведения на Сайте             Клуб Друзей             Написать в Гостевую Книгу или Автору

 

Концепция сайта Виртуальная Ретро Фонотека

 

1. Явления и понятия.

Понятие не всегда чётко даёт представление о явлении, которое оно определяет. Произнеся сегодня "Советская Массовая песня" сразу рискуешь быть неверно понятым. Будто речь идет о позднесоветской попсе вроде той, что исполнялась с эстрады В.Леонтьевым или А.Пугачевой. Если при этом добавят слово «ретро», припоминают, в лучшем случае, творчество Л.Утесова и К.Шульженко.

Больших трудов стоит объяснить то, что это не просто некое собирательное название, а почти точный термин, определявший небывалое ни прежде, ни после явление, просуществовавшее в отечественной культуре примерно два десятилетия - с 30-х годов до примерно конца 50-х годов.

Историю Советской Массовой песни можно разделить на два выраженных периода. Существование грани между этими периодами напрямую связано с Великой Отечественной войной.

Порой кажется, что довоенная эстрадная песня существовала, во многом, за счет эксплуатации разного рода идеализаций. Зачастую, они несли некое надрывное погружение в мир узкоиндивидуальных переживаний, которые в силу своей ограниченности едва ли могли нести людям созидательное здоровое начало. Противовес составляли появившиеся позже марши И.Дунаевского и бр. Покрасс, где чрезвычайно тонизированный, гиперустремленный  образ нового советского человека, чисто психологически тоже не внушает нам сегодня большого доверия. Еще одной, хоть и далеко не последней, гранью того музыкального мира были перепевы блатной лирики, характерные, в частности, для раннего творчества Л.Утесова. Прежде этому репертуару противостояли только революционные песни и песни времен гражданской войны.

Такое положение вещей было результатом фактической неоднородности общества - устремления элитарной части его творческого авангарда неизменно сводились к желанию удовлетворять привычный и устоявшийся спрос на стареющие эстрадные формы. До войны термином «Советская Массовая песня» было принято обозначать, главным образом, мажорно-оптимистические произведения, написанные для новых людей новой страны – страны победившего социализма. Эти песни, как тогда говорили, были обращены уже не в мир узко-личных переживаний героя, а к обществу и человеку-созидателю в нём. В то же время заключая в себе понятные и близкому каждому проблемы, переживания и радости, они начали создавать противовес мещанскому мелкобуржуазному репертуару, господствовавшему на эстраде. 

Характер советской массовой песни быстро меняется с приходом войны. В сорок первом еще продолжают звучать в новой трактовке мажорные песни вроде «Бейте с неба самолеты» с добавленными куплетами про фашистов (…Вздумал Гитлер, пес кровавый, сунуть нос в наш край родной…). Однако шапкозакидательские песни больше не подходили, упаднические - тем более. Большинство песен, созданных в первые дни войны, не стали известными и не переиздавались после. В 42-м году мажорный репертуар уходит и начинают появляться действительно ставшие популярными глубоко лиричные песни такие как «Вечер на рейде» или «Моя любимая». Отдельные песни из их числа неоднократно подвергались критике, как, например «Темная ночь», которая будто бы погружала слушателя «в узкий мир интимных переживаний героя», но по существу к таким выпадам никто всерьез не относился. Война потребовала небывалой мобилизации духовных сил народа, и это неминуемо отразилось на песнях. Военные песни были лишены мажора, присущего массовой культуре тридцатых. Их значительное количество прозвучало тогда в джазовой аранжировке. Можно говорить о том, что именно в годы войны сформировалось второе, неофициозное направление в массовой песне, наиболее полно впитавшее в себя основные мотивы запевов и силу духа народа-победителя.

 

2. Великое испытание.

Война явилась великим испытанием, заставившим прочувствовать и определить те художественные и нравственные критерии, которыми должны были руководствоваться люди искусства в своем творчестве. Теперь стали нужны совсем другие песни, способные заставить сердца людей биться с новой силой, расшевелить их для праведного и благородного гнева, поднять их на защиту Родины. Песни менялись: теперь и они становились оружием против ненавистного врага. Именно эти дни можно по праву назвать временем второго рождения советской массовой песни - реальная жизнь, суровая без прикрас, страшная, но и прекрасная, в смысле степени ее эмоциональной насыщенности, шагнула, наконец, к людям из ее строк.

Не случайно, даже через два десятилетия после победного 45-го в песнях уже мирной жизни все еще слышались отголоски тех простых, лишенных пафоса, мелодий, воспевавших любовь народа к родной земле и ненависть к ее захватчикам. Лучшими произведениями патриотической лирики Советская песенная культура обязана именно песне военной. Именно они, песни великой войны, стали тем источником, от которого взяли начало лучшие и достойнейшие произведения, создававшиеся авторами на протяжении многих последующих лет.

С началом «оттепели» эти музыкальные традиции стали уходить в прошлое. Поскольку трансформация песенных жанров происходила плавно, размазано во времени, то никому тогда и в голову не пришло придумывать нового названия для той эстрады, какой она стала, и какой мы ее знали последние несколько десятилетий. Если взять для сравнения крайние точки эволюции советской песни, то мы видим, что между песнями теми и этими нет ничего общего. Между ними - пропасть. Но, как становится ясно, мы можем осознавать это только сегодня.

Можно сказать, что к концу войны жанр Советской Массовой песни достиг своего наивысшего расцвета. К сожалению, очень недолго он просуществовал на эстраде в том виде, каким отшлифовался тогда. Однако и за этот срок голосами малого количества исполнителей – страстных пропагандистов советской песни (кроме уже упоминавшихся Л.Утесова, К. Шульженко, М. Бернеса которые были не столько певцами, сколько поющим актерами, обязательно необходимо вспомнить Г.Абрамова, В.Бунчикова, Г.Виноградова, В.Нечаева, П.Киричека, И.Шмелёва и некоторых других исполнителей) было спето и сказано, пожалуй, даже больше, чем удалось спеть и сказать всем остальным разноплановым исполнителям за все последующие годы существования советской эстрады.

 

3. Ставим точки.

Вопросы определения принадлежности той или иной песни к массовой или популярной хорошо рассматривает Алексей Лавров в Клубе Друзей. Причем интересно то, что с формальной точки зрения его мнение абсолютно справедливо, хотя как говорят, "сердцем", я с ним согласиться могу не во всем. Я думаю, что причина описанной коллизии в подмене понятий - в разные эпохи жизни страны, которые по существу  взаимоисключали друг друга, под популярными и массовыми песнями понимали совсем разные явления. Причина в том, что трансформация жанров шла очень плавно, и пропасть между ними мы можем ощутить только сегодня, когда уже отошли на слишком почтительное расстояние.

Впрочем, попытки уточнить смысл словосочетания "Советская Массовая песня" предпринимались в музыкальных кругах и прежде. Методичной публичной порке время от времени подвергались композиторы-песенники чьи произведения, «наносившие вред Советской песенной культуре» избирались в качестве демонстрационного материала. Закончилось же все и просто печально: в самом начале шестидесятых, накануне Третьего Всесоюзного съезда композиторов, журнал "Советская Музыка" выходивший под редакцией С.Я.Лемешева, опубликовал серию дискуссионных статей "о состоянии русской советской массовой песни". Правильнее сказать, была предпринята попытка скорректировать тот курс, по которому пошло развитие эстрады. Но благородное начинание увязло:- для стареющих мэтров процесс оказался важнее результата. Новые принципы так и не были надиктованы, а разговор об эстетических и этических критериях в творчестве просто замяли в силу неясности самих этих критериев. Заключительная статья цикла так прямо и цитировала высказывания ряда авторов: «Меня признали простые люди и мне безразлично, что думают обо мне музыковеды-снобы и коллеги-завистники». В начале шестидесятых они уже смогли себе это позволять.

Жирную точку в биографии Советской Массовой песни могли бы поставить две следующие цитаты:

"Тревожные признаки самоповторения в этом жанре наиболее чуткие художники подмечали сравнительно давно. Еще в начале 50-х годов И. Дунаевский говорил: "Несмотря на то, что почти каждый год приносит нам несколько ярких песен, несмотря на то, что наши композиторы много и серьезно работают над музыкальным языком песен, обогащая его живительным влиянием народнопесенных интонаций, все-таки следует признать, что в общем песня наша застыла в тех формах и видах, которые отшлифовались 12 15 лет тому назад.

И вот десять лет спустя в нашей дискуссии вновь зазвучала нота тревоги... У нас, вы обратите внимание, говорил Б. Терентьев, если и появляются новые песни, даже хорошие, то в них почти нет чего-то впервые найденного... песни идут в русле уже существующих старых традиций... совсем не обновляется форма песни... не пишут у нас сюжетных песен (кстати сказать, в цитированной статье И. Дунаевский также говорил, что на повестке нашего творческого дня стоит вопрос о сюжетной песне.)"

Ну вот теперь точно все! Именно разговор о поисках новых форм и сопровождал на рубеже шестидесятых гибель наших лучших песенных традиций. Впрочем, в том, что эти традиции оказались утрачены, была и своя историческая закономерность. Фазы прогресса и регресса неизбежно время от времени сменяют друг друга. Случилось то, чего так боялись сталинские «инженеры человеческих душ», а именно начались процессы всеобщей духовной деградации, когда нормой жизни человека стало отсутствие высоких целей. Советские люди мало помалу утратили дух, делавший их непобедимыми. А вместе с тем и высокие нравственные мотивы Советских песен оставались понятными все меньшему и меньшему количеству людей.

 

4. В защиту жанра!

Во все времена существовало большое количество проходной однодневной музыки, которая недолго оставалась популярной. Но не эта музыка делала великую культуру. Пристраиваясь к изменчивым вкусам, потакая сиюминутным настроениям и потребностям, авторы таких песен кроили себе скорую популярность и легковесную славу. Но всерьез работу таких приспособленцев от искусства никто не воспринимал. Люди даже если не умом понимали, то сердцем всегда неизменно чувствовали, какие песни достойны подлинного признания - те, что несли любовь к родной земле, истинную высоту неподдельных чувств, общелюдские ценности, перед которыми невластны ни времена, ни режимы.

По своему качественному уровню Советская массовая песня на десятилетия обогнала эпоху в которую она создавалась. Этим объясняется то, что этот жанр, достигнув наивысшего расцвета в суровые военные и первые послевоенные годы, достаточно быстро уступил место более примитивным и менее психологически-достоверным жанрам. Советскую Массовую песню отличало преобладание характерных типическо-жанровых коллизий, (прием, который одно время вышел из моды, но сейчас заново открывается режиссерами новой волны) живость сюжетной линии, динамика изложения. Советской массовой песней были созданы не только ярчайшие типические образы людей новой советской жизни, но и новые для звукозаписи выразительные средства. Отсутствие живого контакта с публикой, которое по мере развития звукозаписи воспринималось как объективная трудность и считалось практически невосполнимым, было преодолено. Его восполнил талант мастеров советской эстрады, солистов Всесоюзного радиокомитета, игравших музыкальные спектакли перед студийным микрофоном.

Наряду с радиоточками, в которых жили их выдающиеся голоса, носителями советской песенной культуры были и патефонные пластинки. Это были тяжелые черные блины, на каждой стороне которых умещалось около трех минут записи. Этих трех минут хватало, чтобы сказать очень много!  На советских песнях было воспитано не одно поколение людей, и очень хороших людей, многие из которых сегодня живут рядом с нами. Правда этих песен освещала, и освещает по сей день, их жизненный путь, помогает не потерять себя там, где казалось бы, уже навсегда разорваны последние связи между жизненными дорогами поколений.

Вдумайтесь: у подавляющего большинства дореволюционных исполнителей и голоса были посредственные и пели они как в кабаке. Так было модно, это пользовалось успехом у мещанской публики. Это искусство было столь же фальшивым, сколь извращенными были вкусы зрителей. С каким трудом себе пробивала дорогу русская опера Глинки, Мусоргского..., чтобы цензура пропустила оперу Иван Сусанин Глинка был вынужден назвать ее "жизнь за царя", хотя царь там фигура совершенно, как говорится, высосанная из пальца. Светская публика охотнее шла и на посредственных заграничных гастролеров (хорошие-то редко приезжали - у них предложения были гораздо интереснее), чем на "неформатных" русских певцов самородков.

И вот сегодня, когда минула великая эпоха радио, давшая миру такое понятие как вокальный радиотеатр, где артиста никто не видит, где нельзя состроить в нужный момент состроить глазки или развести руками, и где слушатель верит или не верит только одному - голосу, интонации, то есть только тому, что должно быть в арсенале настоящего певца, теперь нам объясняют что петь оперу на русском языке неприлично, что оперу нужно петь на ее родном языке, который легче, который "предназначен для пения".

В чем же причины того, что век Советской Массовой песни оказался так недолог? Видимо их было немало. Тут и перемена политической линии в стране. И изменившаяся конъюнктура – традиции жанра, требовавшие высокой степени сопричастности и сопереживания, достаточно быстро были оттеснены на задний план теми, кто хотел "отдохнуть", сбросить с плеч высокие морально-нравственные обязательства. Так эстрада и, в частности эстрадная песня, пошла по пути примитивизации. Были и причины технического характера. Роковую роль сыграло то, что с появлением телевизионных приемников и новой звукопроизводящей техники певцам стало возможным не столько петь, сколько "исполнять", изображать пение.

 

5. Певцы и песни.

По подбору материалов проект является не только музыкальным, но еще и историческим, или правильнее историко-патриотическим. Он посвящен хорошей музыке, музыке, которая впитала в себя саму историю нашей Родины. Он будет полезен как коллекционерам грампластинок и специалистам в области восстановления аудиозаписей, так и простым любителям Советской песни. Возможно, что и люди старшего возраста и молодые читатели найдут на этих страницах что-то ценное для себя. Первые окунутся в атмосферу дней своего детства и юности, вторые смогут открыть для себя немеркнущий талант ярких самобытных исполнителей ушедшей эпохи. Автором проекта даже была предпринята попытка создания своеобразного «виртуального клуба» любителей советской песни и в последнее время этот клуб становится все более реальным!

Порой меня упрекают в том, что я размещаю песни малоизвестных исполнителей. Кому-то не нравится, что нет, дескать, тех или иных певцов хотя и они исполняли советские песни; не уделяется, дескать, внимания личностям "признанных корифеев" эстрады вроде Утесова и Шульженко. Отдельные особо продвинутые господа позволяют себе прозрачно намекать, что очевидно дело в созвучии славянских фамилий отобранных исполнителей. Но человеческая глупость всегда была благодатной почвой для националистических бредней. Кому-то невдомек, что поводом для такого "сомнительного" с их точки зрения выбора исполнителей могут являться совершенно другие причины, например художественного и эстетического плана. А потом, разве мало книжек было издано про джазмена Утесова, разве не все его записи уже увидели свет в персональных антологиях, и разве одна только "Фонотека" могла бы освещать в интернете вопросы его творчества.

Больше того, именно нынешняя малоизвестность избранных мною певцов заставляет меня делать хоть что-то для исправления этой несправедливости. Я пытаюсь давать возможность людям знакомиться с их творчеством, с их биографиями. Полвека назад они находились на вершине популярности, их голосами писались золотые страницы Советского песенного искусства. Истории их пути на советскую эстраду нередко похожи: одни являлись классическими певцами, другие шагнули со сцены театров-студий рабочей молодежи. Многие из них прежде пели романсы и оперные партии, но однажды стране стали нужны новые песни. И они пели эти песни, стоя плечом к плечу с бойцами Красной Армии и тружениками тыла. А ведь о многих из них не написано ни одной книги, только случайные статьи и очерки в периодической печати. Эти люди, будучи невероятно популярны, оставаясь скромными; они были простыми эстрадными певцами в советской стране, и этой стране они посвящали свою жизнь и творчество.

Сегодня часть российской интеллигенции глубокомысленно рассуждает о том, где бы нам, дескать, найти идеалы для национального возрождения. В этих сумрачных метаниях разума рождаются проекты, поражающие своими гигантскими масштабами и до боли скромными результатами. Утверждаются программы по патриотическому воспитанию. Кумиры молодежи - легковесные "попсачи" - пишут на заказ веселые песенки про военную службу, которые должны возбуждать у подростков интерес к армии. За огромные деньги снимаются высокопрофессиональные сериалы про спецназ, про ментов и про сотрудников разных силовых структур, которые, приходя с экрана каждый вечер, становятся в доску своими парнями. А надо ли это? А принесет ли все это тот результат, который стоил бы затраченных народных денег. Певец и Гражданин Владимир Нечаев любовь к Родине выражал проще. "Я не мыслю себя без России" - говорил он. С такими ли словами нынче на модные тусовки? Думаю, он просто был человеком другой эпохи и другой страны.

 

6. Почему.

Так случилось, что дорогой нескольким поколениям и очень нужный и сейчас, пласт культуры оказался практически забытым. И тем радостнее от того, что он остается востребован! Новая техника не только угроза старому. Она же порой и средство возродить его на новой основе.

Да, пожалуй, подавляющее большинство имен исполнителей, записи которых размещены на этом сайте, ничего не скажут современному слушателю. Однако и тех, кто считает себя знатоком музыкального искусства и думает, что неплохо знаком с творчеством таких вокалистов, как скажем, С.Я.Лемешев или Г.П.Виноградов, тоже ожидает сюрприз. Эти исполнители, за которыми в последние десятилетия традиционно закрепилась репутация «классических» певцов, на самом деле записали очень много Советских Массовых песен. Были в них слова и о Родине и о вожде и о беспримерных подвигах Советского народа. Однако в силу того, что начиная со времён "оттепели" и вплоть до распада СССР этот гигантский пласт великой песенной культуры никаким образом не переиздавался и не транслировался впечатление сложилось такое, будто и не было его вовсе.

Сегодня найти эти записи можно порой только на оригинальных патефонных пластинках. Впрочем встречаются они и на компакт-дисках, которые довольно кустарно выпускают разные звукозаписывающие фирмы. Диски эти обычно сляпаны вразнобой, без должной культуры издания и уважения к материалу. В описаниях и указаниях авторства регулярно встречаются грубейшие ошибки, которые непростительны крупным коммерческим компаниям, считающим себя лидерами на рынке звукозаписи.

 

 

 

 

 

Конечно, такое положение вещей сложилось не случайно – поистине гигантская работа велась на протяжении долгих десятилетий (и еще активнее ведется нынче) для стирания страниц нашей истории из учебников и людской памяти. Но в жизни - это не в школе – с урока не сбежишь, экзамен не прогуляешь. Противостоять можно. Нужно лишь верно выбрать точку приложения сил.

Созданные разделы виртуальной фонотеки - своего рода попытка, предпринимаемая автором и его единомышленниками восстановить историческую справедливость и вернуть первозданное звучание безусловным шедеврам Советской Песни. Эту работу автор сайта ведет исключительно бескорыстно. В отличии от многих музыкальных ресурсов, сайт «Виртуальная Ретро Фонотека» является абсолютно бесплатным!

 

7. Авторское и смежное право...

Я хотел бы напомнить, что «Виртуальная фонотека» - это некоммерческий проект. Его основной принцип - отсутствие на его территории каких-либо товарно-денежные отношений. Здесь нет рекламы, это зона свободная от его величества зеленого бакса, где ничего не должно напоминать о его существовании. И все, что делается на этих страницах делается не за деньги и не для денег, а, пожалуй, вопреки им. И как видите, пока все удается...

Если бы автор испытывал острую потребность любой ценой разбогатеть, так, как это сегодня модно, он бы, очевидно, избрал для этого иной путь. Дело в том, что подавляющее большинство людей, имеющих духовную потребность слушать сегодня советские песни попросту неплатежеспособны. Кроме того, по моему глубокому убеждению, эти люди заслуживают того, чтобы они могли получать свою музыку бесплатно.

Однако в целях избежания неувязок, связанных с вопросами соблюдения авторских и смежных прав, напоминаю, что ВСЕ записи, размещаемые здесь, предназначены только для домашнего прослушивания. Права на них принадлежат их авторам. Конечно, коммерческое использование записей не допускается. Запись также может быть удалена с сайта, если правообладатель этого пожелает.

В отношении авторских и смежных прав я вынужден сделать небольшое отступление. Само собой, я говорю о корректном отношении применительно к имущественным правам авторов и исполнителей, поскольку их неимущественных прав (таких как право на авторство или право на защиту чести и достоинства) я никаким образом не ущемляю. Учитывая особенности того времени и той жизни, когда писались и исполнялись Советские песни, мне даже не совсем понятно, как сегодня можно всерьез говорить о необходимости заключения с правообладателями или их представителями каких-либо договоров на использование произведений Советского песенного искусства, созданных полвека назад. Закон об авторских и смежных правах, как и любой другой, не имеет обратной силы (Ст. 28 - "Произведения, которым на территории РФ никогда не предоставлялась охрана, также считаются перешедшими в общественное достояние").

Вот ведь как выходит - существуют, как оказалось, организации, которые прикрываясь буквой закона (а его многие люди не читали), пытаются заниматься вымогательством. Неважно, что записи (или на их языке "объекты") размещенные на сайте имеют общественную и историко-культурную ценность. Неважно, что в подавляющем большинстве случае речь идет о простой необходимости их сохранения. Очевидно, когда нет совести, здравый смысл тоже отдыхает. Интересно только, что бы сказали на это люди, бескорыстно творившие для народа советское искусство и, в частности, советскую музыку; люди, имена которых сегодня практически забыты благодарными потомками.

Основа данной статьи была подготовлена в 2003 году для публикации в одной из центральных газет.
Ввиду значительного объема и излишней академичности в набор она не пошла.

 

 

Лит. Обзор

 По случаю написания первой концепции сайта (в августе 2000 г.) я проштудировал Вокально-энциклопедический словарь, пять томов которого издавались в Москве в 1991-1994 годах. Разговор об этой книге выходит за рамки концепции и требует отдельной беседы.

Итак, 

Вокально–энциклопедический словарь.

Автор М.С.Агин

Издавался в Москве 1991-1994 годах.

 

Количество певцов в каждом томе:

 

1 том – 396 певцов

+

2 том – 420 певцов

+

3 том – 350 певцов

+

4 том – 452 певцов

+

5 том – 460 певцов

дополнение – 60 певцов

Итого:

2138 певцов

 

Еще совсем недавно я и думать то не мог о том, что когда-нибудь смогу попробовать себя в роли литературного критика. В школе выше тройки за сочинение не имел, да, что говорить, и теперь, бывает, пишу с ошибками. Но желание поделиться своими мыслями оказалось сильнее опасений быть неверно понятым.

Как пишет автор, "издание представляет собой библиографический словарь певцов-профессионалов (солистов оперных и музыкальных театров, филармоний, концертных организаций), где даны краткие биографические сведения о певцах и посвященные им работы.

Издание предназначено для педагогов-музыкантов, певцов, студентов музыкальных вузов и консерваторий, учащихся средних специальных учебных заведений, музыковедов, литераторов, библиотечных работников и всех любителей вокального искусства."

Архиинтереснейшая книжка, скажу я вам. Будучи любителем вокального искусства я и обратился к ней. Как пишет в предисловии автор, «там собран воедино биобиблиографический материал о певцах, выходивший когда-либо на русском языке с 1808 по 1985 гг.» И далее: «Его цель — дать широкому кругу профессиональных музыкантов и всем интересующимся отечественной вокальной культурой возможно более полный перечень сведений о певцах-профессионалах и посвященных им работах (статьи, книги и др.).

Автор словаря стремился охватить максимально широкий круг исполнителей, полагая, что развитие вокальной культуры определяется усилиями не только ее выдающихся представителей, прославивших мировое вокальное искусство, но и «рядовых» тружеников, и тех, кто только начинает свой профессиональный творческий путь». Вот такая была цитата. Что тут добавишь - слова очень правильные. Я целиком с этим согласен.

Однако вот какая незадача: из составленного мной заранее списка исполнителей, которые меня интересовали, (их всего 14  - Владимир Нечаев, Владимир Бунчиков, Георгий Абрамов, Леонид Кострица, Петр Киричек, Георгий Дударев, Сергей Лемешев, Георгий Виноградов, Иван Шмелев, Иван Скобцов, Николай Середа, Михаил Михайлов, Виталий Власов, Надежда Обухова) я не нашел ни слова упоминания о троих (курсив). И вот теперь теряюсь в догадках, отчего же это?

Либо материалы об этих певцах никогда не выходили на русском языке, либо они не являлись рядовыми тружениками «советских песенных подмостков». Или, может, просто они не были "певцами-профессионалами"?

 

 

Энциклопедия "Эстрада России. Двадцатый век"

Еще одна книга, о которой стоило бы рассказать, это вышедшая в 2000 году энциклопедия «Эстрада России. Двадцатый век». Условно мой рассказ о ней можно разделить на две части «Общие впечатления» и «Личные оценки».

 

Общие впечатления:

С точки зрения массового читателя книга может представлять неоспоримый интерес. Не уступая размерами томику Большой Советской Энциклопедии (даже бордовая по цвету), она дает возможность быстро и без лишних исканий обнаружить основные сведения практически о любом исполнителе, более или менее засветившемся на российской эстраде в течение прошлого века. Учитывая то, что издавалась эта книга в канун нового тысячелетия, вполне понятно, почему серьезный упор в ней делается на здравствующих ныне кумиров последних десятилетий. Впрочем, не хочу говорить на невежливые темы. Эстрада – явление крайне разноплановое, так и среди персоналий собраны труженики самых различных ее цехов – и танцоры, и композиторы, и певцы, и клоуны. С одинаковой легкостью желающие могут ознакомиться с биографиями как, скажем, Вертинского, так и, например, Елены Степаненко. Среди исполнителей я нашел и Бунчикова с Нечаевым и Кострицу и даже Шмелева. Книга снабжена значительным количеством фотографий; в их числе попадаются довольно редкие.

Встречаются в книге толкования различных явлений, имеющих косвенное отношение к эстрадной жизни. Нашел даже слово коллекционер (т.е. филофонист, собиратель пластинок). Надо же, я то, по простоте душевной, себя к ним не причислял, думал что коллекционирование - это такая форма одержимости, когда люди любыми неправдами стаскивают себе в дом бессмысленный с точки зрения нормального человека хлам и чахнут над ними до конца своих дней, как Кощей над златом. А вот и ошибался, они оказались очень полезными для общества людьми.

 

Личные оценки

Я давно не верю в совпадения и понимаю, что случайности тут быть не могло – энциклопедия издавалась при финансовой поддержке фонда господина Сороса.

Очень легко чувствуются вкусы и пристрастия конкретных людей, создававших книгу. В этом смысле ее даже нельзя назвать энциклопедией – это скорее хрестоматия для домашнего чтения в вольном переложении. В серьезных биобиблиографиях так не делают. Слишком много в текстах разговорных фразеологизмов. В них сквозит предвзятость авторов статей в отношении к тем или иным историческим и культурным событиям. Местами чувствуется даже желание поёрничать. Одно радует, что такая ирония сохраняется применительно к большинству фигурантов. Дескать, один (не скажу, кто именно) играл в ансамбле опустившихся интеллигентов, другого (тоже не скажу кого) за нарушение дисциплины в гастрольной поездке навсегда отстранили от концертной деятельности. Согласитесь, все это крайне важно и фантастически интересно для самого широкого круга читателей.

Показателен пример статьи об Иване Шмелеве. Казалось бы мелочь, а "приятно".

В статье пишут (специально цитирую фрагмент без изъятий): На эстраде (имеются в виду послевоенные годы) успех принесли лирические песни, написанные в ритмах танго, вальса-бостона. Много выступал с джазом А.Цфасмана, исполнял его песни «Мне бесконечно жаль», «Я сегодня грущу» («Ты вновь вернулась»), В.Кручинина — «Золотой вечер», «Любовь как песня», много песен зарубежной танцевальной классики. Вскоре после войны и после печально известных постановлений партии по вопросам литературы и искусства (1947) Ш. в ряду многих исполнителей подобного «запретного» репертуара подвергся критике. Однако в его репертуаре появились лирические песни, проникновенное исполнение которых упрочило зрительскую любовь: «Поезд идет все быстрей» Т.Хренникова — М.Светлова, «В предгорьях Алтая» Л.Бакалова — А.Жарова, «За фабричной заставой» М.Фрадкина — Е.Долматовского, «Где ж ты утро раннее» Н.Богословского — Жарова и др. Несмотря на ранний уход из жизни, певец оставил яркую страницу в истории отечественной эстрады.

Попутно добавлю, что мне, например, не известно, о каких таких постановлениях партии по вопросам литературы и искусства ведут речь авторы. Здесь не мешало бы внести ясность. Постановления подобного плана выходили в 1946 году, например постановление ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 года "О журналах "Звезда" и "Ленинград". Легко так вот с высоты прошедших десятилетий бросить мимоходом про "печально известные постановления партии" - публика то уже подготовлена, проверять (а тем более дискутировать) никто, конечно, не станет.

Очевидно, скромные размеры энциклопедической заметки не позволили отразить в ней ряд важных деталей из жизни певца. Например, победу во втором всесоюзном конкурсе артистов эстрады, проходившем в лето 1946 года. Про это вообще ничего не говорится (ну мало ли, каждый когда-то где-то побеждал)... Интересная деталь - статья подписана именем О.А.Кузнецовой. По неведомому стечению обстоятельств именно ее однофамильцем, Евгением Кузнецовым (председателем жюри конкурса) было тогда сказано о Шмелеве: "... Шмелев чувствует особенности песен, написанных от имени бойцов, и выражающих их чувства и мысли. Он поет «Заветный камень», «Сторонку родную», «Не за то медали дали», песенку «Как ты встретишь меня», написанную на слова оставшегося неизвестным, погибшего на фронте танкиста. У Шмелева своя тема: героика советского бойца, его гнев и месть, его воля к победе, его фронтовая лирика. У Шмелева свой стиль: мужественный и волевой, мажорно-оптимистический. Это как бы вокальный язык нашего бойца-фронтовика. Про Шмелева можно сказать, что он – певец из стана русских воинов".

Факты, несомненно вещь упрямая, в том лишь случае, если это факты. Если это не домыслы или результат работы интуиции. Действительно, пик лирического творчества Шмелева приходится на два послевоенных года. Однако все в том же 1946 году он записывает песню "Казаки", в 1947 году "Парня с нашей улицы". Эти песни стали продолжением разработанной певцом ранее мажорно-патриотической тематики, с которой он и вышел к массовому слушателю.

Я ничего не имею против (как могло бы показаться) произведений "Мне бесконечно жаль" и "Ты вновь вернулась". Напротив, они представляются мне прекрасным примером того, как в разных песенных жанрах талант исполнителя находит новые воплощения. Когда я впервые услышал "Я сегодня грущу" ("Ты вновь вернулась"), то у меня зародилась смутная догадка, что такому исполнителю, как Шмелев, неспроста дали исполнять джаз - как будто джаз хотели приблизить к широким народным массам. Или наоборот - отвлечь зашоренных джазменов от их богоподобных кумиров и переключить их внимание на массовый репертуар.

В 1947 году Иван Шмелев действительно подвергся критике в печати, хотя отнюдь не за какой-то, как утверждают, пресловутый "запретный" репертуар, а за банальный выход на сцену в не вполне трезвом виде. Сегодня, спустя полвека, этот незначительный факт биографии, по большому счету, не заслуживает даже упоминания, а не то, чтобы обсуждения. Но то, что Шмелев был вынужден обратиться к "мажорному" репертуару, подвергшись критике за "запретные" песни представляется, мягко говоря, спорным...

 

История обновлений                           


  SamaraWeb. Каталог Самарских интернет ресурсов  

 

                                                                                                                                                                                                                                           

© Н.Кружков. Виртуальная Ретро Фонотека. 2000.
Материалы охраняются в соответствии с законом РФ об авторских и смежных правах и Гражданским Кодексом РФ. Любое использование материалов сайта Виртуальная Ретро Фонотека без письменного разрешения автора запрещается.