ВИРТУАЛЬНАЯ РЕТРО ФОНОТЕКА                                                                                                         Музей Истории Советской Массовой песни

Главная        Концепция        Тематические Песенные Разделы        Персональные Песенные Разделы        Певцы
Читальный зал           Запасная Столица          Советская архитектура    
   Коллекция        Новости культуры        РеМастер        Выставка
Ссылки             
Правила Поведения на Сайте             Клуб Друзей             Написать в Гостевую Книгу или Автору

 

Николай Кружков

В качестве анонса будущих публикаций.

Высотные здания Сталинской Москвы.

 

Советская архитектура на сайте Виртуальная Ретро Фонотека.

 

Работу над изучением истории проектирования и строительства сталинских высотных зданий я продолжаю вести несмотря на то, что многое уже опубликовано. Постоянно открываются новые данные, готовятся публикации, которые, я, однако, не спешу выкладывать в сеть. В качестве задела на будущее некоторыми заготовками хотелось бы поделиться уже сегодня.

 

 

Архитектура высотных зданий и планы послевоенной реконструкции Москвы.

 

Насколько слов о градостроительном значении высотных зданий для архитектуры Москвы 1950-х годов в свете ее масштабной реконструкции, предпринятой по инициативе И.В.Сталина.

 

Жилой дом на Котельнической набережной. Перспектива с Москвы-реки.

 

Градостроительное значение высотных зданий отчасти уже определяется самим их названием — высотные, которое закрепилось за ними не случайно. Почему же именно "высотные", а не "высокие"?

Обычное многоэтажное здание решает в архитектуре города, как правило, местную, локальную задачу. Своей высотой оно не выделяется над общей застройкой города. Комплекс таких зданий, построенных в едином стилевом решении, дающем целостное художественное впечатление, образует то, что называют архитектурным ансамблем. В свою очередь высотное здание — это, прежде всего, такое здание, которое значительно возвышается над средней рядовой застройкой города (по крайней мере в 3 — 4 раза) и в совокупности с другими высотными зданиями образует характерный для города выразительный силуэт. Вот почему архитекторы-градостроители анализируя композиции высотных зданий, говорят о силуэте города, который значительно обогащается наличием закономерно расположенных высотных точек.

Сильно изменившийся за годы первых советских пятилеток характер застройки Москвы, резкое повышение средней этажности этой застройки не могли не изменить исторически сложившегося силуэта города. На фоне новой застройки прежние высотные точки Москвы терялись и уже не соответствовали новому характеру социалистической столицы.

Попытки повлиять на высотную композицию Москвы имели место не раз и в практике довоенного строительства. Однако все эти попытки не достигали поставленной цели, так как предпринимались изолированно, без связи с общим обликом Москвы, а главное — эти здания по своим объемам и силуэтам не могли играть заметной роли в высотной композиции города. Необходимо было иное решение, основанное на едином градостроительном замысле, отвечающем масштабам новой застройки и способной взаимодействовать с силуэтом будущего Дворца Советов. Таким решением и явилось сооружение первых высотных зданий. По своему объему запроектированные высотные здания Москвы более чем в 25 раз превосходили такое значительное сооружение, как Дом Совета Министров СССР в Охотном ряду, который сам равен пяти крупным многоэтажным домам.

Яркую особенность старой Москвы, еще с феодальных времен, составляла хаотичность застройки, усиленная в капиталистический период варварской спекуляцией земельными участками. Пожалуй, дореволюционной Москве придавали столичный масштаб и характер не общая система застройки города, а скорее такие сооружения, как Кремль, московские храмы, крупные торговые и конторские здания, доходные дома и особняки, дворцы, а также общие размеры города. Но в послевоенной Москве эти памятники уже не могли иметь то ведущее значение в ансамбле города, которое нередко составляло их особую ценность в прежнее время. Их архитектурная роль в композиции города стала неизмеримо скромнее. Церкви, дворцы, особняки, башни, колокольни, прекрасные по своим формам и деталям, не могли главенствовать и удовлетворять условиям новой градостроительной композиции в силу своих относительно незначительных размеров, назначения и местоположения. Они перестали быть доминирующими, организующими элементами города, объединяющими вокруг себя основные ансамбли.

В советское время в большом количестве выросли многоэтажные жилые и общественные здания, имевшие большое протяжение по магистралям и кварталам. Такие здания, прежде насчитывавшиеся единицами, стали преобладающим типом городской застройки. Массовое изменение этажности привело к значительному возрастанию архитектурных масштабов города.

К подобному же изменению масштабов привели такие мероприятия, как снос многочисленных ветхих строений, расширение и выпрямление улиц, создание громадных площадей, магистралей и проспектов, каких не знала раньше не только Москва, но и многие столицы мира. В результате реконструкции в Москве раскрылись новые просторы, раздвинулись границы улиц, площадей, набережных, бульваров. Появились далекие перспективы, новые видовые точки для обозрения грандиозного по масштабам города. Новое строительство преображало как центр, так и тогдашние окраины столицы, благоустроенные и организованные в едином плане города, на высоком уровне архитектурных достоинств и жизненных удобств. При этом веками сложившаяся радиально-кольцевая система города, присущая Москве, оставалась в качестве основы планировки города.

К началу 50-х годов социалистическая реконструкция подошла к этапу, когда пришло время ставить новые задачи по созданию величественных столичных ансамблей Москвы. Существовавшие однородные по основным объемным габаритам кварталы следовало объединить, подчинив ведущей объемной композиции особо значимых сооружений, вокруг которых могли бы формироваться важнейшие архитектурно-художественные узловые комплексы города. Организующими и главенствующими по отношению к узловым архитектурным комплексам должны были стать здания нового типа, отвечающие укрупненным объемным и силуэтным масштабам рода, его просторам, далеким перспективам столичному характеру московского строительства. В отличие от имевшейся многочисленной застройки, несколько нивелировавшей силуэт города, высотные многоэтажные здания должны были придать силуэту Москвы исключительную выразительность и характерное своеобразие.

Таким образом, строительство высотных зданий явилось логическим продолжением работ по реконструкции Москвы. Оно было подготовлено всем ходом завершавшегося первого этапа реконструкции и теми коренными изменениями, которые реконструкция уже внесла в облик столицы. Вместе с тем высотные здания должны были стать одним из переходных звеньев к тем грандиозным работам, которые планировалось охватить новым генеральным планом реконструкции города.

Высотные здания преобразовали облик Москвы. Можно сказать, что само размещение зданий на плане столицы составило важнейший принципиальный вклад советской градостроительной мысли в науку о строительстве городов. Каждое высотное здание, будучи расположено на том или другом месте в соответствии с архитектурным обликом и интересами города в целом, увязывалось в то же время с планами дальнейшего развития данного района и было ориентировано на создание в данном пункте города нового красивого городского ансамбля.

Высотные здания как бы подчеркнули значительность всех прежних работ по реконструкции, выполненных ранее. Они как бы держат и организуют окружающую застройку, показывают ее целеустремленность, выявляют ее масштаб, подчеркивают природные достоинства Москвы, ее живописный холмистый рельеф и связь с просторами Москвы-реки. Эти здания внесли существенное различие в облик отдельных городских районов. Своеобразные формы зданий, сочетающиеся с прилегающей частью застройки, способны создать яркие и характерные образы того или иного места и Москвы в целом, так что эти образы легко запечатлевается в человеческой памяти.

Семь монументальных высотных зданий, построенных в Москве в 1950-е годы, совершенно по-новому раскрыли столицу перед москвичами, сделав явными такие черты и особенности городской планировки, о которых прежде мало кто подозревал. Немногие прежде могли себе представить, что Смоленская площадь находится так близко от Каменного моста, Дома Правительства и Кремлёвской набережной, что Тверской бульвар направлен на Смоленскую площадь. Можно ли было подумать, что облик Лубянской площади для новых поколений станет неразрывно связан с высотным зданием на Котельнической набережной, силуэт которого поднялся почти во всю высоту в Китайском проезде. Сколько открытий во взаимном расположении частей города делает тот, кто видит панораму высотных зданий Москвы с Ленинских гор. Так, более чем полвека назад, впервые в мировой практике, в Советском Союзе было осуществлено одновременное строительство группы высотных зданий, объединивших в единый ансамбль огромный город с многовековой историей.

После окончания строительства высотных зданий наступило время для второго этапа архитектурно-градостроительных исследований, в которых необходимо было критически рассмотреть, в какой мере в проектах учтены действительные масштабы высотных сооружений и окружающая их градостроительная среда. Сопоставление проектов и законченных до деталей высотных сооружений должно было стать вторым этапом их архитектурного анализа. Однако этого второго этапа не последовало – советская архитектурная наука оказалась первой жертвой политической кампании по борьбе с последствиями культа личности и тоталитаризма.

Высотные здания, построенные в конце 1940-х – начале 1950-х годов пережили смену нескольких эпох, деградацию и распад великой империи, воздвигнувшей их. 60 лет эксплуатации для любого сооружения – уже вполне почтенный возраст. Все эти годы, так же как и сегодня,  жизнь высотных зданий складывается параллельно как бы в двух измерениях. С одной стороны, с внешней, они продолжают оставаться символами былого могущества советского государства, наследием эпохи, памятниками архитектуры и культуры, запечатлевшими в своих образах социально-культурный код времени. Они несли и несут важную градостроительную функцию, продолжая подчинять себе кварталы рядовой застройки, обогащая своими стремительными силуэтами панорамы и горизонты столицы. Это с одной стороны. Но с другой стороны они существуют и во вполне утилитарном аспекте – в высотках продолжают жить самые разные люди, административные здания используются различными ведомствами и далеко не всегда отношение этих постояльцев к памятникам является подобающе уважительным. Зачастую фасады высоток обезображены кондиционерами, инженерные системы находятся в упадке, помещения подвергаются жесточайшей перепланировке в соответствии с потребностями текущего момента. Примером последнего могут служить здания двух высотных гостиниц («Украины» и «Ленинградской»), выкупленных и капитально переоборудованных по современным требованиям элитных западных отелей. Обо всем этом приходится только сожалеть.

 

 

Из предисловия к новой главе об истории развития
грузоподъемного транспорта на стройках СССР.

 

В наши дни очень много благостного можно читать о быте и нравах дореволюционной России. Дескать, пришли негодяи-большевики во главе с Лениным-Сталиным и всё благолепие испортили. Без лишних разговоров хочу показать свой новый текст, который будет предварять еще одну мою работу о грузоподъемном транспорте на строительстве первых советских небоскребов.

 

Была когда-то профессия такая, "козонос", ныне накрепко забытая. (Фото из Интернета).

 

На стройках дореволюционной России механизация строительных работ практически отсутствовала, — строительные работы производились почти исключительно ручным трудом, старыми «дедовскими» методами. После окончания гражданской войны, в восстановительный период народного хозяйства, на большинстве строек также преобладал ручной труд, даже на таких трудоемких и тяжелых работах, как подъем кирпича, бойка щебня, приготовление бетона и раствора и т. п. Даже на стройках крупного строительного треста «Мосстрой» в Москве в 1926 — 1927 гг. строительные работы выполнялись ручным способом.

Задачи, поставленные первым пятилетним планом и громадные объемы работ, подлежавшие осуществлению, требовали создания соответствующей материально-технической базы строительства, внедрения передовых методов производства строительных работ и, в первую очередь, самой широкой механизации тяжелых и трудоемких работ.

Советское машиностроение в 1928 — 1929 гг. приступило к производству основных строительных машин сначала по ограниченной номенклатуре — бетономешалок, растворомешалок, арматурных станков, камнедробилок, гравиемоек и сортировок и к 1936 — 1937 гг. уже освоило большое количество различных строительных машин для механизации трудоемких и тяжелых работ на стройках — подъемно-транспортных, приготовления бетона и раствора, заготовки и обработки щебня и гравия, а также отделочных работ.

Механизация чрезвычайно трудоемких подъемно-транспортных и связанных с ними погрузочно-разгрузочных работ имела особо важное значение: больше половины всего труда, затрачиваемого на строительстве, поглощают транспортно-перевалочные работы.

В дореволюционном строительстве транспорт строительных материалов осуществлялся мускульной силой рабочего. При помощи известной в то время «козы» рабочие переносили кирпич на плечах, поднимали его по стремянкам на этажи и разносили по лесам к рабочему месту каменщиков. Вес «козы» с кирпичом достигал 80 — 120 кг. Таким же, примерно, способом подносился раствор и другие строительные материалы. 

Первые достижения в области механизации горизонтального и вертикального транспорта на стройках относятся к 1926—1927 гг. В 1927 г. подъем материалов на носилках и «козах» по стремянкам был запрещен и тем самым ликвидирован изнурительный труд «козоносов».

В 1926 г. на строительстве Усачевского поселка в Москве впервые, были применены механические подъемники в виде элеваторов, заключенных в трехгранную шахту, внутри которой двигалась бесконечная цепь с площадками. Эти малопроизводительные (12 - 14 тысяч штук кирпича в смену) подъемники были вскоре вытеснены шахтными подъемниками и кранами-укосинами.

Кран-укосина с приводной лебедкой получил массовое распространение на стройках; крупные строительные организации стали применять укосины с мачтами инвентарного типа из дерева и металла (преимущественно из труб).

Параллельно с краном-укосиной появились шахтные подъемники для кирпича, бетона и раствора. Позднее появляются мачтовые подъемники; наиболее совершенным из них был подъемник завода «Красный экскаватор» грузоподъемностью 0,5 т с высотой подъема до 40 метров, наращивавшийся постепенно по мере возведения здания. Подъемник этот успешно применялся на строительстве многоэтажных зданий.

Широкое распространение на стройках получил легкий строительный кран «ДИП» грузоподъемностью 0,25 - 0,30 тонны со стрелой длиной 3 м, конструкции советских инженеров Дорфа, Иванова и Прокофьева, предназначенный для подъема железобетонных плит, арматуры, опалубки и т. п. и устанавливаемый на перекрытиях возводимого здания.
С 1938 г. заводы «Красный металлист» и им. Кирова начали выпускать башенные краны грузоподъемностью 1,5 - З тонны с вылетом стрелы до 20 м и высотой подъема до 42 м.

Башенные краны обеспечили возможность подъема и установки на месте монтажных элементов при строительстве 6 - 7-этажных зданий и сыграли большую роль, в частности, при строительстве новых жилых зданий по плану реконструкции Москвы. При помощи башенных кранов были застроены крупными жилыми корпусами такие магистрали столицы, как улицы им. Горького, Большая Калужская, Большая Дорогомиловская и Можайское шоссе. Таким образом, менее чем за одно десятилетие строители перешли от «козы» к башенным кранам.

Горизонтальный транспорт материалов и грунта на стройках к началу первой пятилетки осуществлялся почти исключительно вручную на носилках и тачках. К началу пятидесятых годов повсеместно стали распространены в строительстве передвижные ленточные транспортеры, освоение которых на заводах «Союзтранстехпрома» началось с 1930 г. До войны был начат выпуск ленточных звеньевых транспортеров длиною 240 м, предназначенных для транспорта материалов в карьерах, производственных предприятиях и на стройках. После войны были разработаны и поставлены на производство новые, более совершенные, конструкции звеньевых транспортеров, позволяющие быстро транспортировать большие массы материалов и грунта на значительные расстояния.

Бетонные и железобетонные работы в первые годы после революции выполнялись, как правило, вручную. Даже для московских строительств было новинкой появление в 1925 г. бетономешалок на одной из стройплощадок Мосстроя. Производство бетономешалок в довольно значительных количествах было организовано на заводе «10-летие Октября» в Одессе уже к 1932 г., и с этого времени началось все в большем масштабе вытеснение на стройках ручного перемешивания бетона на бойках. Охват механизацией бетонных работ был доведен перед войной до 75 %. Первые бетономешалки были передвижные с опрокидным барабаном, относительно небольшой емкости - 100, 250 и 375 литров, которые устанавливались у места укладки бетона. 
Целый ряд особенностей развернувшегося в Москве высотного строительства: напряженность грузопотоков, большая высота подъема и разнохарактерность поднимаемых грузов, монтаж тяжелых элементов металлического каркаса наряду с подъемом основной массы строительных материалов и полуфабрикатов, вызвал появление новых типов подъемно-транспортного оборудования.

Если монтаж металлического каркаса высотных зданий успешно был разрешен применением мощных самоподъемных кранов, то задача подъема основной массы строительных материалов и полуфабрикатов, составляющих не менее 80% от общего веса высотной части зданий, потребовала применения наряду с кранами также грузовых подъемников.

Помимо общего повышения интенсивности грузопотоков, применение подъемников на высотных стройках было вызвано тем, что установка междуэтажных перекрытий до окончания строительных работ на этажах, осложняла доставку на них материалов при помощи кранов, так как требовало устройства специальных выносных площадок на уровне каждого этажа, в то время как применение подъемников для той же цели не требовало подобного рода вспомогательных устройств.

Практика строительства московских высотных знаний показывала, что в силу различных конструктивных решений этих зданий строители принципиально по-разному решали задачу их возведения. Это, безусловно, являлось положительным фактором, поскольку после окончания строительства первой группы высотных зданий можно было проанализировать принятые для них конструктивные решения и соответствующие им методы возведения и выбрать лучшие – наиболее экономичные для последующего строительства.

 

 

НЕМНОГО ПО ТЕМЕ
"ИНЖЕНЕРНЫЕ СИСТЕМЫ И ОБОРУДОВАНИЕ ВЫСОТНЫХ ЗДАНИЙ".

 

Заканчиваю подготовку интереснейшего материала обо всем многообразии инженерных систем первых высотных зданий. Уже в настоящий момент материал имеет объем порядка 50 страниц формата А4 (с иллюстрациями) 11 шрифтом. Иллюстрации самые разные: от архивных фото и схем до фотографий сделанных мной на чердаках и в подвалах.

Надеюсь, что этот колоссальный материал будет вскоре опубликован. А пока для затравки несколько слов из вступительной части.

 


Высотное здание на Котельнической набережной. Элементы оборудования кухни. Фото

 

Строительная документация московских высотных зданий в виде многих сотен чертежей разрабатывалась архитекторами в теснейшем контакте с инженерами различных специальностей и строителями и таким образом являлась результатом коллективного труда. Это сотрудничество продолжалось на всех этапах возведения зданий, все участники работы были объединены общими интересами и общим желанием создать сооружения, которые могли бы преобразить советскую столицу и стать достойным воплощением великой эпохи. В данной главе автор сделал попытку конспективно собрать доступные сегодня разрозненные материалы об инженерных системах первых московских высотных зданий.

Возведение высотных зданий составило крупную техническую победу советской индустрии. Высотные здания свидетельствовали об огромном росте советской строительной техники. Как бы то ни было, но необходимо признать, что исключительные темпы развития строительной промышленности Советского Союза в годы сталинских пятилеток привели к коренному переустройству и перевооружению всех видов отечественного строительного производства. Наша строительная промышленность стала передовой, оснащенной механизмами, организованной на государственных началах отраслью социалистической промышленности.

Строительство высотных зданий опиралось в первую очередь на возросшую производственную мощь строительной промышленности. Вместе с тем, оно способствовало и дальнейшему могучему росту строительной индустрии. Уже в период подготовки строительства возникла необходимость массового производства многих строительных материалов и высококачественных изделий, выпускавшихся до последнего времени в ограниченных размерах. Строительство, высотных зданий создало предпосылки перехода к новым видам строительных материалов, перестройки и перевооружения промышленности, применения новых механизмов, создания новых производств.

Результаты исследований показывали, что стоимость инженерного оборудования и благоустройства городов с повышением этажности застройки резко снижается. Так, например, приходящаяся на 1 кв. м жилой площади протяженность внешних сетей водопровода, канализации, газоснабжения, теплофикации, электрических кабелей при повышении застройки с 4 до 10 этажей уменьшается более чем в 2 раза. Логическим следствием роста города ввысь явились высотные здания — они стали одним из наиболее выдающихся достижений советской архитектуры и строительной техники. Эти здания по своему идейно-художественному замыслу, градостроительному значению и техническому решению не имели равных себе не только в советской, но и, пожалуй, в мировой градостроительной практике.

Для питания высотного дома водой, светом, воздухом, электроэнергией, газом, для удаления сточных вод, мусора, для телефонной связи, радио, телевидения, часофикации и так далее в каждом здании необходимо было проложить многие тысячи метров труб, каналов, проводов. Все это должно было размещаться скрытно и в то же время доступно для осмотра или ремонта. Монтаж всех трубопроводов и оборудования лифтовых шахт проходил с отставанием во времени от сборки стального каркаса. Оборудование лифтовых шахт монтировалось с расчетом временного использования их для подъема материалов, вместе с этим монтировалось внутреннее санитарно-техническое оборудование, а так же постоянные насосные установки, обеспечивавшие необходимый для здания напор воды. Таким образом, по мере роста здания продвигались вверх и все виды инженерного оборудования, которые временно использовались для нужд строительства.

В публикациях о высотных зданиях отмечалось, что подлинная красота и величие внешнего облика этих сооружений сочеталась с удобством внутренней планировки, художественной отделкой и использованием наиболее современных для своего времени средств технического оборудования. Заходя внутрь дома, люди и сейчас ощущают органическое единство внешнего и внутреннего облика высотного здания. Об этом им говорят просторные и высокие помещения, светлые вестибюли, благородные тона отделки потолков и стен, красочная гамма ее разноцветных мраморов и цветных металлов, полированное дерево дверей и встроенной мебели, яркий, но не ослепляющий, и кажущийся таким естественным свет люминесцентных ламп.

В этих элитных высотках все должно было свидетельствовать о внимании к человеку, о заботливом отношении к условиям его труда и спокойного отдыха: светлые и просторные комнаты, удобно расположенные и хорошо оборудованные подсобные помещения, автоматически работающие отопление и вентиляция, водопровод с горячей и холодной водой, мусоропроводы, централизованное пылеудаление, кондиционирование воздуха. Здесь имелись средства телефонной и телеграфной связи, гаражи и, наконец, быстроходные лифты, поднимающиеся по вызову на любой этаж, с автоматически открывающимися дверями — таков далеко не полный перечень оборудования, способного создать человеку максимум удобств в высотном здании.

Квартиры жилого дома на Котельнической набережной, рассчитанные на одну семью, имеют, кроме жилых комнат, переднюю с тамбуром и двойными входными дверями, кухню, ванную комнату, уборную. Кухни в квартирах были оборудованы газовыми плитами, двухкамерными эмалированными мойками с подводкой холодной и горячей воды, мусоропроводами с герметически закрывающимися дверцами, холодными шкафами, встроенными или настенными шкафами для продуктов, буфетами, столами, табуретами, металлическими этажерками, полочками-вешалками, вешалками для полотенец. В ванных комнатах имелись два душа (стационарный и на гибком шланге), умывальники, диванчики с ящиками, зеркала, полочки, вешалки для полотенец и для одежды, полотенцесушитель. Стены кухонь, ванных комнат и уборных облицовывались во всю высоту белой глазурованной плиткой.

Передние оборудовались переносными дубовыми вешалками и встроенными шкафчиками. Потолки в жилых комнатах и передних отделывались лепными карнизами и розетками с готовой подвешенной осветительной арматурой. Жильцам этого высотного дома не было необходимости поднимать к себе наверх велосипеды и детские коляски и загромождать ими передние. Для их хранения внизу отводились специальные помещения. Личный автомобиль мог быть поставлен в имевшийся при доме гараж.

В здании была смонтирована автоматическая телефонная станция на тысячу номеров, присоединенная к городской телефонной сети. В связи с широким развитием телевидения в Москве крыши многоэтажных домов зачастую обрастали антеннами, которые безобразили вид зданий и портили кровли. В высотном здании, вместо сотен индивидуальных телевизионных антенн, была установлена одна коллективная антенна.

В административных зданиях большое внимание уделялось организации связи, механизации уборки рабочих помещений, а также автоматическому регулированию температуры и влажности воздуха в помещениях. Административный корпус высотного здания у Красных ворот был оборудован автоматической телефонной станцией на десять тысяч номеров, междугородным телефоном и телеграфом, селекторами, специальной диспетчерской связью, соединяющей командный пункт управления домом с техническим персоналом, обслуживающим внутренние коммуникации отопления, вентиляции, лифты и т. д. Помимо этого здание было оборудовано пожарной сигнализацией, имело свою электрочасовую станцию на 600 механизмов и радиотрансляционную сеть.

Главный корпус и основные факультетские здания МГУ имели отопление от теплоцентрали и для технологических целей от местной котельной, приточно-вытяжную вентиляцию и кондиционирование воздуха; хозяйственно-питьевой и противопожарный водопроводы, центральное горячее водоснабжение, газоснабжение; канализацию, внутренние водостоки, мусороудаление, пылеудаление, электроснабжение силовое и осветительное с применением искусственного дневного света (общая мощность энергоустановок во всех корпусах и лабораториях на момент постройки составляла 66 тыс. кВт.). Все здания МГУ были оборудованы телефонной связью общего пользования, местной телефонной связью, пожарной и служебной сигнализацией, электрочасофикацией, радиофикацией и телевидением, имели учебно-технологические системы обеспечения сжатым воздухом, газом и холодом.

Под санитарно-технические устройства в высотных зданиях порой приходилось отводить целые этажи, используя их также для размещения трансформаторных подстанций и машинных отделений лифтов. На этих этажах сосредотачивается различное инженерное оборудование – баки горячего водоснабжения, баки хозяйственно-питьевого и пожарного водопровода, расширительные баки систем отопления, вентиляционные камеры, камеры кондиционирования воздуха, трансформаторы электротока и прокладываются все горизонтальные элементы трубопроводов и разводок. В эксплуатируемых же этажах коммуникации проходят только в виде стояков. Стояки водопровода, канализации, горячего водоснабжения и, наконец, стояки внутреннего отвода атмосферных вод с кровель сосредоточиваются в специальных, снабженных дверцами, шахтах, не загромождая помещений. Благодаря такой системе была создана надежная служба эксплуатации, профилактики и ремонта специальных устройств.

Таков далеко неполный перечень достижений отечественной техники высотного строительства, которые говорят о значительных качественных сдвигах в этой области, о том, что новая по форме и содержанию архитектура зданий потребовала для своего воплощения новых технических средств. Небывалые ранее достижения советской строительной техники, нашедшие широкое применение при сооружении высотных зданий, отнюдь не случайны. Как было принято говорить, они явились результатом успешной реализации планов индустриализации нашей страны, технического прогресса во всех областях народного хозяйства, накопленного богатого опыта советских строителей. А передовая советская техника, благодаря повседневному контролю со стороны партии и правительства, вооружила строителей высотных зданий и помогла им не только решить поставленные перед ними сложные задачи, но и во многом проложить дорогу в завтрашний день. Поэтому необходимо понимать, что говоря сегодня об инженерных системах первых московских высотных зданий, мы естественно должны делать поправку на то, что все нормальные и привычные для наших дней инженерно-технические решения в пятидесятые годы ХХ века являлись еще передовыми разработками, получившими позднее дальнейшее развитие.

В наши дни очень трудно по разрозненным публикациям 1940-х – 1950-х годов составить более или менее полное представление обо всем многообразии отечественных технических новшеств, примененных впервые в московских высотных зданиях. Одним из объяснений тому может служить недостаточное внимание советской архитектурной общественности к вопросам инженерного оборудования зданий. В то время как профессиональных архитекторов в большей степени интересовали аспекты поиска и обсуждения архитектурного образа высоток, вопросы их органичного размещения в городской среде, работа инженеров и конструкторов оставалась скрыта и эпизодически освещалась на страницах специализированных изданий. В одной публикации мне попадалась информация о том, что в период успешного завершения строительства административного здания на Смоленской площади на одном из архитектурных совещаний присутствующим было предложено обсудить не только вопросы архитектуры этого высотного здания, но и инженерные решения, принятые в нем. Это предложение не вызвало одобрения большинства и вопрос был снят с повестки дня.

Сегодня же крайне сложно восстановить объективную картину, поскольку проектная документация либо безвозвратно утрачена, либо скрыта в толще многотомных архивов. Другая возможность - ознакомиться с техникой того времени, так сказать, в натуре - также составляет очень серьезную проблему. Многие инженерные системы за прошедшие десятилетия выработали свой ресурс и были заменены более современными, оригинальные уже не увидеть, часть оборудования давно вышла из строя и либо была демонтирована, либо продолжает ржаветь где-то в чердачных помещениях или подвалах. Помещения эти, содержащие элементы систем жизнеобеспечения зданий, зачастую закрыты от посещения по самым разным причинам и официально получить в них доступ весьма проблематично даже для серьезного специалиста. Поэтому, пойдя по пути наименьшего сопротивления, технические этажи ряда высотных зданий я имел возможность осмотреть, так сказать, легально, но при этом неофициально, делая фотоснимки и стараясь чтобы в кадр не попадали люди, которые открывали мне двери. К сожалению, большая часть этих материалов в настоящее время еще не может быть опубликована и продолжает ждать своего часа.

 

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПРОЕКТИРОВАНИЯ
И ВОЗВЕДЕНИЯ ПЕРВЫХ ВЫСОТНЫХ ЗДАНИЙ В МОСКВЕ

 

Одна из тем, которую я сейчас активно разрабатываю, это тема экономичности высотного строительства в СССР. Чем дальше я погружаюсь в материал, тем явственнее приходит осознание тех глубинных мотивов, которые привели к краху советской классической архитектуры в 1950-е годы. Если рассматривать сталинские высотные здания с сугубо экономических позиций, то они конечно крайне убыточны. Затраты на строительство в среднем в 2 раза выше чем для зданий обычной этажности, эксплуатационные затраты - в 2,5 раза. Но не хотелось бы разменивать эту серьезную тему в электронной публикации. Вот только некоторые соображения из вступительной части.

 

Строительство высотных зданий в середине ХХ века было предпринято в СССР впервые. Поэтому особенно ценно было всесторонне изучить выполненные проекты этих зданий, детально проанализировав их объемно-планировочные и конструктивные решения, а также расход материальных ресурсов и рабочей силы на их возведение. Такой анализ мог бы принести большую пользу при проектировании новых высотных зданий и позволил бы установить их основные параметры.

К сожалению, резкая смена архитектурного курса, последовавшая после смерти И.В.Сталина, не позволила как провести подобные исследования на должном уровне, так и опубликовать их результаты в печати. По большому счету приходится сделать вывод о том, что экономическим аспектам высотного строительства так и не суждено было стать предметом сколько-нибудь серьезных исследований, и информация, которой мы сегодня располагаем это отрывочные данные из нескольких скромных публикаций.

Строительство первых московских высотных зданий было явлением уникальным, как с архитектурной точки зрения, так и с социальной. Ранее подобных проектов в советской строительной практике осуществлено не было. Поэтому правительство и лично И.В. Сталин придавали исключительное значение ходу их проектирования и строительства. Если бы не это обстоятельство, то постановление Совета министров СССР, подписанное в январе 1947 года, могло бы так и остаться в значительной мере декларативным.

В 1947 году половина страны лежала в послевоенных руинах. Тем не менее, в условиях разрухи правительством были выделены материальные средства на высотное строительство. Заказы на оборудование и материалы для высотных строек были размещены на огромном количестве предприятий Советского Союза, все это железнодорожным транспортом стягивалось к столице. Высотные здания олицетворяли собой величие эпохи в жизни страны, победившей фашизм. Это были стройки века, такие же значимые, как новые станции метрополитена и грандиозные каскады гидротехнических сооружений, возводившиеся в то время. 

Ошибочной является распространенная в наши дни точка зрения, что будто бы на строительство сталинских высотных зданий денег не жалели. Будто не жалели и соответственно не считали. Конечно это не так. Высотные стройки работали под неусыпным контролем проверяющих органов и комиссий, которые строго следили за экономией каждого рубля государственных средств. В соответствии с директивами руководящих органов на высотных стройках развернулась борьба за экономию материальных затрат и ресурсов. Отголоски этой работы порой находили отражение в публикациях. Об экономической целесообразности строительства высотных зданий даже в то сложное время специалисты порой рассуждали на страницах специализированных изданий.

Детальное рассмотрение каждой особенности планировочных и конструктивных элементов высотных зданий и, что более важно, проверка ряда положений в процессе их эксплуатации могли бы позволить советским архитекторам и инженерам создавать экономичные проекты многоэтажных зданий еще более высоких архитектурно-художественных и эксплуатационных качеств. Следовало при окончании строительства домов и при проектировании новых внимательно изучать накопленный опыт и на его основе добиваться последовательного сокращения излишних и непроизводительных затрат и общего повышения экономичности высотного строительства.

Строительство московских высотных зданий явилось огромным вкладом в советскую архитектурно-строительную практику, мощным толчком к развитию новых эффективных отраслей строительной промышленности, к массовому внедрению скоростных методов производства строительных работ. Так стоимость ежедневно выполняемых работ на строительстве МГУ достигала 3 — 3,5 млн. рублей. В строительстве участвовало свыше пятидесяти специализированных организаций. Для координации их работы потребовалось создание гибкой системы управления. В составе Управления строительства были организованы технический отдел и специализированные производственно-распорядительные отделы: по строительным работам, монтажу конструкций каркаса, по производству санитарно-технических работ, по монтажу электрооборудования, по транспорту, промышленному изготовлению стройдеталей и другие. Для обслуживания строительства была создана разветвленная система диспетчерской связи. Десять управлений начальников работ осуществляли руководство на отдельных объектах строительства. Специальное управление было организовано для руководства облицовочными работами.

При высотном строительстве резко изменилось соотношение материальных, трудовых и иных затрат, сложившееся ранее в промышленном и гражданском строительстве. Росту затрат на механизацию строительно-монтажных работ сопутствовало на высотных стройках сокращение непосредственных трудовых затрат, то есть заработной платы. Уровень накладных расходов и расходов по управлению на высотных стройках был почти на одну треть ниже, чем в строительстве обычного типа. Сберегая непроизводительные расходы и расходы на заработную плату, высотные строительства из каждых 100 руб. затрат 67 руб. вкладывали в основные материалы, составлявшие конструктивную основу сооружений.

Труд рабочих на высотных стройках более производителен, а заработная плата — выше. На высотных стройках все массовые работы и трудоемкие операции были механизированы. Разработка грунта производилась экскаваторами, грубая зачистка — бульдозерами, а доля ручного труда не превышала по этим работам 3 — 5%. Мощное крановое хозяйство в сочетании с растворонасосами, контейнерами и другим оборудованием обеспечивали — за редкими исключениями — механизацию всего горизонтального и вертикального транспорта. На монтаже стальных каркасов энерговооруженность рабочих треста «Стальконструкция» составила 12,5 л. с. на человека. 

Интенсивность использования и производительность механизмов на высотных стройках была в несколько раз выше, чем в массовом строительстве. Введением двухсменной и круглосуточной работы было достигнуто увеличение времени работы механизмов и сокращение стоимости машино-смен. Именно с высотных строек движение за многосменную работу в строительстве распространилось на многие площадки Москвы.

В сооружении высотных зданий получил широкое применение прогрессивный принцип сборного строительства. Широко применялись крупные панели и блоки при облицовке фасадов высотных зданий у Красных ворот и на Ленинских горах, в санитарно-технических и других работах. Крупные резервы для снижения стоимости многоэтажных зданий возможно было изыскивать как в проектах и сметах, так и в ходе выполнения строительно-монтажных работ. Даже выбор источников снабжения, способы транспортировки, организация погрузочно-разгрузочных работ, размеры партий — все это было способно вызвать удешевление или удорожание материалов.

Убежден в том, что говоря сегодня о стоимости высотных зданий, необходимо принимать во внимание не только сиюминутные затраты на их проектирование и возведение, но и социально-культурное значение этого феномена. Сегодня мы знаем, что высотное строительство по определению не может являться дешевым. Это утверждение справедливо и в наши дни. Тем более следует признать, что строительство первых высотных зданий, возводившихся в Москве по уникальным проектам, действительно явилось весьма затратным делом. Даже несмотря на все проводившиеся организационно-технические мероприятия, направленные на экономию ресурсов. Однако так ли это важно сегодня? Вероятно нет. Ведь именно этим высотным зданиям, вобравшим в свои образы все величие и пафос архитектурных и технических отечественных достижений, оказалось суждено в наши дни стать воплощенными в металле и камне памятниками Великому Советскому Союзу.

 

 

 

Советская архитектура на сайте Виртуальная Ретро Фонотека.

 

История обновлений                           


  SamaraWeb. Каталог Самарских интернет ресурсов  

 

                                                                                                                                                                                                                                           

© Н.Кружков. Виртуальная Ретро Фонотека. 2000.
Материалы охраняются в соответствии с законом РФ об авторских и смежных правах и Гражданским Кодексом РФ. Любое использование материалов сайта Виртуальная Ретро Фонотека без письменного разрешения автора запрещается.